Версии взрывов в Волгограде

volgograd_teraktГлавный редактор аналитического интернет-портала agentura.ru, специалист в области работы спецслужб Андрей Солдатов рассказал Русской службе Би-би-си о двух возможных версиях взрывов в Волгограде.

По одной теории — это демонстрация боевиков с Северного Кавказа своей способности устраивать акции в центральной России. По второй, события в Волгограде — не более чем отвлекающий маневр тех же боевиков в преддверии какой-то более крупной операции, скорее всего, связанной с приближающейся зимней Олимпиадой в Сочи.

Волгоград, где в результате взрывов на Нажать  вокзале и в троллейбусе за последние сутки погибли в общей сложности более 30 человек, находится в 690 км к северо-востоку от столицы Олимпийских игр.

С главным редактором портала agentura.ru Андреем Солдатовым беседовал корреспондент Русской службы Би-би-си Виктор Нехезин.

 

Би-би-си: Почему Волгоград стал целью, и вообще связаны ли между собой эти два взрыва или все же есть сомнения?

Андрей Солдатов: Я думаю, сейчас уже сомнений практически нет. Сейчас существует примерно две теории, объясняющие, почему именно Волгоград был выбран в качестве цели. Самое простое объяснение связано с тем, что это город в центральной России, и боевикам было важно сделать специальный упор на том, что они имеют возможности и имеют людей для организации терактов на территории центральной России. Если вы помните, с начала московских протестов Доку Умаров сделал заявление о том, что они воздерживаются от атак в центральной России, и только в июле этого года он дезавуировал свое заявление и сказал, что теперь мы намерены снова наносить удары по центральной России, в том числе и в Сочи. И соответственно, главный вопрос, который стоял перед всеми экспертами все это время, это – есть ли у них возможности, есть ли у них люди и способны ли они на самом деле наносить удары? Или у нас не было терактов в течение последних полутора лет, потому что сотрудники спецслужб работали хорошо? К сожалению, сейчас мы получили ответы на эти вопросы, и оба они утвердительные: получается, что у них есть и возможности, есть и люди. Более того, организации могут достаточно уверено переживать потерю лидеров. Напомню, что организатор предыдущего теракта в Волгограде 21 октября уже был убит, соответственно, мы видим, что это не было инициативой одной ячейки, и в любом случае организация способна к самовосстановлению, к тому, чтобы планировать новые террористические атаки.

Би-би-си: Поскольку в Волгограде уже был взрыв два месяца назад, возникает предположение, что Волгоград — такой город, с такими мерами безопасности, что там проще совершить теракт.

А.С.: Нет, я так не думаю. Я думаю, что Волгоград был выбран по вполне практическим соображениям. Во-первых, он находится не так далеко от Северного Кавказа, и дорога из Дагестана проходит в том числе через этот город. К сожалению, мы должны учитывать и самый плохой сценарий: а именно то, что целью этих атак на Волгоград является отвлечение внимания. Тогда это имеет смысл. Если мы рассматриваем эту вторую теорию — что это часть стратегии по отвлечению внимания перед каким-то большим событием, может быть, связанным с заявлением Доку Умарова по поводу Сочи, — то в общем все это выглядит достаточно продуманной стратегией. Привлекая внимание спецслужб к одному какому-то конкретному региону, неминуемо отвлекается внимание от других регионов.

Тактика отвлечения внимания

 

Когда внимание уже привлечено к Олимпийским играм, необязательно наносить удар именно по Сочи. Что, собственно, и делает нас всех заложниками этой ситуации — потому что можно это сделать в ближайших регионах, можно это сделать в крупных городах — все равно это будет иметь определенный эффект

Андрей Солдатов, главный редактор agentura.ru

 

Би-би-си: То есть вы все-таки связываете эти события с Олимпиадой в Сочи?

А.С.: Это, я думаю, вполне возможно. Напомню, что боевики уже применяли такую тактику по отвлечению внимания и перед Бесланом, и перед «Норд-Остом». Обоим этим терактам предшествовали теракты в других регионах или в других местах. Перед Бесланом были подрывы самолетов, был взрыв на «Рижской», и только потом совершенно в другом регионе случился захват заложников в школе. Такая же история была перед «Норд-Остом»: там был взорван автомобиль около «Макдональдса», и потом совершенно в другом месте в Москве был захвачен театр.

Би-би-си: Вы связываете события в Волгограде с именем Доку Умарова. А есть ли, по вашему мнению, связь между событиями в Волгограде и почти ежедневными стычками, спецоперациями и убийствами в Дагестане?

А.С.: Связь есть, но она скорее опосредованная. Для предотвращения именно такого вида атак необходима очень хорошо налаженная агентурная связь для сбора информации. А то, каким образом проводятся контртеррористические операции в Дагестане, к сожалению, не помогает, а скорее мешает сбору подобной информации. Для того, чтобы вербовать агентурную сеть, необходимо доверие местного населения, а то, что мы получаем последнее время, это наоборот — отчуждение силовиков от местного населения. Местное население постоянно находится под ударом, с одной стороны, боевиков и, с другой стороны, силовиков, которые отвечают на атаки боевиков.А боевики некоторое время назад выбрали достаточно эффективную тактику: они атакуют только силовиков, а силовики в ответ, нанося удары, убивают не только боевиков — страдает и мирное население, разрушают их дома и так далее. Фактически это приводит к тому, что пресловутая «борьба за сердца и умы» силовиками на Северном Кавказе проигрывается. А это все не способствует эффективному сбору информации о намерениях боевиков.

Би-би-си: Говоря о Доку Умарове, вы имеете в виду все то же самое старое чеченское подполье? Где оно может находиться?

А.С.: Я думаю, что, к сожалению, проблема намного более сложная. На самом деле Сочи — это прежде всего для боевиков возможность сделать имя. Все мы прекрасно понимаем, что последние 10-12 лет боевикам, какие бы теракты они ни пытались устраивать, было довольно сложно сделать себе имя. Невозможно было сделать себе репутацию, которую сделали себе люди, боевики, террористы в 90-ые годы. В силу различных ограничений на освещение контртеррористических операций, в силу невозможности публикации интервью и так далее. Но все это привело к тому, что, по большому счету, мы до сих пор имеем дело с людьми, которые сделали себе имя еще в 90-ые годы — тот же Доку Умаров, например. И многие — чего я опасаюсь — в ситуации, когда приближается такое глобальное явление как Олимпиада, и все мировые СМИ в любом случае приезжают и в Москву, и в Сочи, и внимание будет приковано к региону, не только Доку Умаров, которому тоже нужно подтвердить свою репутацию, но и какие-нибудь авантюрные молодые ребята, мечтающие о серьезной репутации, могут попробовать что-то сделать. И это намного сложнее контролировать, потому что фактически речь идет о том, что силовики противостоят не какой-то хорошо организованной структуре или армии, где понятно, где командир, где его подчиненные, где штаб, и еще как-то можно понять, как с этим иметь дело, а с большим количеством разрозненных лидеров, которые могут что-то придумать сами. А для организации такого рода атак, как мы получили в Волгограде, по большому счету, больших организаций не надо.

 

Имарат Кавказ и черкесская проблема

Доку Умаров и сепаратизм

 

Имарат Кавказ — движение за создание шариатского государства на территории Северного Кавказа. Был провозглашен в 2007 году Доку Умаровым, считавшимся на тот момент чеченскими сепаратистами президентом Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ).

Умаров планировал распространить джихад на Ингушетию, Дагестан, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию.

Предложенная им исламизация внесла раскол в движение сепаратистов: представитель чеченских сепаратистов в Лондоне Ахмед Закаев назвал действия Умарова «провокацией» и объявил о смещении его с поста президента ЧРИ.

Умаров в ответ назвал решение Закаева «антигосударственным» и распорядился отдать того под шариатский суд.

Россия в 2010 году и Соединенные Штаты в 2011 году признали Имарат Кавказ террористической организацией.

 

Би-би-си: Но какая идея может за этим стоять? Доку Умаров — это человек из 90-ых, то есть это все та же идея независимости Чечни? Независимости Северного Кавказа? О чем вообще идет речь?

А.С.: Нет, на самом деле здесь можно разыгрывать много карт, и это тоже является проблемой. Одна история — это разыгрывать карту Исламского Халифата и говорить о том, что мы тут будем строить Кавказский Имарат. Это идея, которую продолжает поддерживать Доку Умаров. Можно играть на черкесской проблеме и говорить о том, что Сочи находится на территории черкесов. И собственно это уже происходит. Напомню, что несколько месяцев назад группировка хакеров, по-видимому базирующаяся в Сирии, объявила о том, что они собираются атаковать сайты сочинской Олимпиады. Называются они довольно характерно — «адыгские хакеры». То есть они явно проводят связь между собой и черкесами, самоназванием которых являются «адыги», находящимися на территории Сочи. Очень много говорится и на сайтах боевиков — о том, что «мы должны вспомнить жертв кавказской войны 19-го века» и так далее и так далее. То есть мотивов может быть много, много чего можно придумать, для того чтобы оправдать свои действия.

Би-би-си: Огромные ресурсы и тысячи сотрудников госбезопасности и правоохранительных органов, направленные в Сочи, отпугнут предполагаемых боевиков или шахидов, или же все-таки и там может быть предпринята попытка что-то устроить?

А.С.: Тяжелый вопрос. На самом деле возможно все. 100% гарантии не даст никто. Превентивные меры хороши, когда вы имеете дело с угрозой, как мы имели в 2004-2005 году, когда большие группы боевиков пытались захватить целые города — Назрань, Нальчик. С таким видом угроз понятно, приблизительно, как бороться, понятно, какие меры надо принять, чтобы на 100, на 98 процентов гарантировать, что этого не случится. А в случае с шахидами, в случае с подрывами, со взрывами на объектах инфраструктуры — причем взрывные устройства могут быть заложены чуть ли не на этапе строительства, как было в случае с подрывом Кадырова-старшего, — все это гарантировать на 100%, думаю, невозможно. Когда внимание уже привлечено к Олимпийским играм, необязательно наносить удар именно по Сочи. Что, собственно, и делает нас всех заложниками этой ситуации — потому что можно это сделать в ближайших регионах, можно это сделать в крупных городах — все равно это будет иметь определенный эффект.

 

Меры безопасности в Сочи

 

В июле в интернете появилось видео, на котором Доку Умаров призывает чеченских боевиков не допустить проведения Олимпиады в Сочи. Умаров заявил, что отменяет мораторий на удары по российским целям за пределами Северного Кавказа, о котором он объявлял в начале 2012 года.

 

С целью обеспечения безопасности Олимпиады-2014 президент России Владимир Путин 19 августа 2013 года подписал указ о беспрецедентных мерах безопасности, которые будут действовать в Сочи.

В Сочи будет запрещен въезд всех автомобилей, незарегистрированных в этом регионе.

Зона безопасности вокруг Сочи простирается на 100 км вдоль побережья и на 40 км вглубь материка.

Более 600 объектов в этой зоне будут взяты под специальное наблюдение задолго до начала Олимпиады. Это собственно олимпийские стадионы и гостиницы, а также мосты, тоннели, школы, детские сады, больницы, рестораны и магазины.

В городе установлены тысячи камер видеонаблюдения.

Людям без постоянной прописки настоятельно рекомендовано покинуть Сочи.

This entry was posted in Обзоры и аналитика and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.
  • Реклама на сайте