Начало распада СССР: штурм телецентра в Вильнюсе

Soviet paratroopers charge Lithuanian de13 Января 1991 — спецназ КГБ СССР штурмовал здание телецентра в Вильнюсе. Войска в столицу Литвы были введены по настоянию Комитета национального спасения (созданного лидерами литовской Компартии). Бронетанковые колонны направили к двум очагам «антисоветчины» — зданию парламента и телецентру, вещание из которого велось вплоть до самого штурма, около 2 часов ночи, когда бойцы группы «Альфа» ворвались в телестудии. Эти события, в результате которых погибли 13 мирных жителей и еще совсем молодой боец «Альфы»лейтенант Виктор Шацких, стали катализатором процессов разрушения СССР

В ночь с 12 на 13 января 1991 года в Вильнюс были введены войска. У вошедших в город десантников и литовских омоновцев была задача – наладить боевое обеспечение «Альфы», а конкретно говоря – помочь «альфовцам» пробраться через толпы вооруженных «демонстрантов», окружавших телецентр. После этого «альфовцы» обязаны были, по заранее утвержденному плану действий, взять под контроль телецентр и удерживать его до подхода главных сил, то есть подразделений внутренних войск.

Как оказалось, о прибытии в Вильнюс «Альфы» саюдистов предупредили.

Вот вводная, взятая из оперативного отчета «Альфы»:

«…была поставлена задача по деблокированию ряда объектов, недопущению вывода их из строя сторонниками движения «Саюдис», прекращению вещания провокационных и подстрекательских теле- и радиопередач и взятию этих объектов под охрану ВВ МВД СССР… Было обращено внимание на неприменение стрелкового оружия, недопущение жертв среди населения и определен порядок использования спецсредств».

О том, что вошедшим в город подразделениям МО, МВД и КГБ было строго запрещено применять оружие, а вместо боеприпасов у «альфовцев» светошумовые гранаты с холостыми патронами, саюдисты тоже знали.

Даже в таких невероятных условиях сотрудники «Альфы» выполнили свою задачу. Но выяснилось, что это уже… никому не нужно, так как вся операция в целом из-за нерасторопности и нерешительности десантников и милиционеров безнадежно провалена.

Танки, которые должны были расчистить путь колонне техники с «альфовцами», опоздали на 40 минут. Не прибыли вовремя и десантники, которым, по плану, полагалось оттеснить толпу от объектов и обеспечить коридор для спецназа КГБ. Бойцы «Альфы», которых было по 20 с небольшим человек на каждый объект, остались наедине с многотысячной агрессивной толпой, преграждавшей путь к выполнению боевой задачи.

Во время операции был убит лейтенант Виктор Шатских. Несмотря на эту тяжелую утрату, «Альфа» выполнила боевую задачу. В отчете «Альфы» написано: «Лишь восемь сотрудников из группы подполковника Е.Н. Чудеснова проникли на 2-й этаж телецентра, прервали передачу из центральной аппаратной».

После штурма телецентра и смерти лейтенанта Виктора Шатских прошла целая неделя. За это время и Горбачев, и силовые министры, и даже КГБ успели по нескольку раз откреститься от убитого офицера и вообще от сотрудников Группы «А». Из маловразумительных и путаных объяснений того же Горбачева выходило, что вся операция была осуществлена не только без его прямого указания, но и вообще без ведома союзных властей. Получалось так, что несколько десятков сотрудников «Альфы» во главе с Головатовым и Карпухиным самовольно решили сгонять до Вильнюса и навести там порядок. А сам Михаил Сергеевич в это время… спал и узнал обо всем случившемся только наутро.

Еще более паскудно повели себя по отношению к захвату телецентра в Вильнюсе российские «демократы» всех мастей. Борис Ельцин сказал, что это – «начало мощного наступления на демократию». Еще дальше Ельцина пошла группа народных депутатов СССР (даже не РСФСР!), которая в своем заявлении «Мы с вами, братья» сразу и безоговорочно встала на позиции саюдистов.

Проведенное позже расследование так и не установит, кто был виновен в применении оружия и гибели людей.  С тех пор 13 января в Литве отмечают День защитников свободы. Те кровавые события явились важнейшей вехой на пути к распаду СССР. А теперь трагедия 1991 года используется властями Литвы для сведения политических и исторических счётов.

Противостояние между союзным центром и Верховным Советом Литвы началось ещё в 1990 году. Тогда депутаты провозгласили независимость республики, которая, впрочем, вплоть до осени 1991 года не была признана никем в мире. Большинство жителей Литвы выступали за отделение. Однако были и те, кто независимости. В результате прибалтийская республика оказалась ареной острых политических баталий.

10 января 1991 года Михаил Горбачёв потребовал отменить принятый депутатами Акт о восстановлении независимости Литвы, но народные избранники отказались. Мало того — сторонники отделения республики приступили к захвату ключевых объектов. И тогда в соответствии с Конституцией СССР и по просьбе литовских советских властей в Литву были направлены подразделения МВД, КГБ и армейские части.

Постсоветское руководство Литвы активно использует годовщину вильнюсских событий в своих политических интересах.13 января назван Днём защитников свободы. В Сейме состоялось торжественное заседание с участием президента Дали Грибаускайте. В школах страны прошли уроки гражданственности. В центре Вильнюса было организовано торжественное шествие «Знамя против танка». Его участники несли национальное литовское полотнище длиной 200 метров.

Если бы дело ограничилось исключительно этими мероприятиями — ничего особо выдающегося в этом бы не было. В конце концов, большинство литовцев хотели независимости, в городе пролилась кровь, и забыть об этом нельзя. Однако власти страны превратили трагическую годовщину в постыдный политико-исторический фарс со сведением счётом со своими бывшими противниками — как внутри Литвы, так и за её пределами.

Так, местный Сейм объявил уголовным преступлением «отрицание агрессии СССР, совершенной 13 января 1991 года». С международно-правовой точки зрения это выглядит смешно: советские военные действовали на собственной территории, ибо независимость Литвы не была признана никем.

Однако бывший глава Социалистического народного фронта Литвы Альгирдас Палецкис, имеющий отличную от официальной точку зрения на те события, на днях предстал перед судом именно по такой статье. В предыдущие годы длительные сроки в тюрьме провели бывшие руководители Компартии Литвы — Миколас Бурокявичюс и Юозас Ермалавичюс. Судебному преследованию подверглись и другие литовские коммунисты, сотрудники советских силовых ведомств.

Позже было объявлено, что 25 участникам штурма вильнюсского телецентра (живущим ныне в России и Белоруссии) Генпрокуратура Литвы собирается предъявить обвинение в военных преступлениях. Кроме того, литовской фемиде захотелось отправить за решётку 50 бывших руководителей СССР, причастных к «попытке государственного переворота».

Юридически подобная постановка вопроса не только в корне не верна, но и смешна, поскольку советские силовые структуры и руководители СССР действовали на своей же территории. И, по сути, они пытались подавить антигосударственный мятеж. Уж если можно предъявлять им какие-то обвинения, то за то, что они не довели этого до конца.

О том, что это был именно вооруженный мятеж, свидетельствуют многие источники как с той, так и с другой стороны. Так, участвовавший в событиях на стороне антикоммунистов, историк Кирилл Александров рассказал «Правде.Ру», что «среди многочисленной толпы, собравшейся на защиту здания Верховного Совета, я насчитал около сотни вооруженных разномастным оружием, главным образом, карабинами, боевиков». Вероятно, одним из них и был убит «альфовец».

Кроме того, в ходе последующего разбирательства было установлено, что несколько убитых «защитников литовской свободы» погибли от пуль, выпущенных из винтовок Мосина. Которых к тому времени на вооружении советских силовых структур давно не было. Но такие «мелочи» литовское руководство не интересуют.

Впрочем, стремление литовских националистов, перепачканных кровью своих соотечественников во время событий 13 января, устроивших вооруженный мятеж в Вильнюсе, вполне понятно. Им нужно лишний раз отвести от себя подозрения и обвинить в этом «советских монстров».

С этого момента Советский Союз был обречен. Саюдисты попробовали «на зубок» союзную власть, убив «альфовца», и, не встретив законного возмездия, поняли, что теперь можно все. Их примеру последовали националисты в других республиках, и СССР распался меньше чем за год.

«Альфа» вступила в новый период своей боевой истории. Сей период, несмотря на то, что СССР формально еще немного пожил, уже можно по некоторым важным признакам назвать постсоветским. Фактически, для «Альфы» и других боевых подразделений КГБ, СССР с этого момента прекратил свое существование. Предательская нерешительность и паралич власти Горбачева ознаменовали собой начало новой эпохи – эпохи предательства.

Огромная и сложная машина союзной исполнительной власти оказалась безнадежно испорченной и крутилась еще некоторое время лишь по инерции. В действительности на всех уровнях власти воцарялись хаос и развал, выражавшийся в тотальной безответственности. Начавшись при Горбачеве, после распада СССР повальное разложение ни на минуту не прекращалось. И особенно остро это ощущалось в силовых структурах, достигнув своего апогея к моменту первой чеченской войны.

This entry was posted in Обзоры и аналитика and tagged , , , , , . Bookmark the permalink.
  • Реклама на сайте